Некоторые макроструктурные изменения в системе мировой политики. Тенденции на 2020-2030-е годы


Кокошин А. А.,

профессор, академик РАН, действительный член Российской академии ракетно-артиллерийских наук, декан факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова, from-kokoshin@yandex.ru

DOI: 10.17976/jpps/2014.04.04
ID статьи на сайте журнала: 4914


Правильная ссылка на статью:

Кокошин А. А. Некоторые макроструктурные изменения в системе мировой политики. Тенденции на 2020-2030-е годы. – Полис. Политические исследования. 2014. № 4. С. 38-62. DOI: https://doi.org/10.17976/jpps/2014.04.04


Аннотация

По мнению автора, нарастающая макроструктурная трансформация системы мировой политики связана прежде всего с новой ролью отдельных ее субъектов в лице государств (государств-наций). Значение негосударственных акторов возросло, но оно не достигло того уровня, который позволял бы им оттеснить на второй план роль государств как главных структурных элементов мировой политики. Принципиально новой ареной для государственных и негосударственных акторов системы мировой политики становится киберпространство. Это сегодня неотъемлемая часть, весьма специфическая сфера деятельности и среда, которая имеет относительно автономным характер. “Центр гравитации” системы мировой политики все заметнее смещается в Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР), где “локомотивом” изменений становится в первую очередь Китайская Народная Республика. Кокошин подробно анализирует основные направления развития Китая в сферах экономики, политики и обеспечения безопасности. КНР самым серьезным образом претендует на роль “второй сверхдержавы” системы мировой политики ближайших нескольких десятилетий. Обретя немалую экономическую мощь, а на ее основе современные, хорошо оснащенные вооруженные силы, Китай все решительнее утверждает свою международную роль и фиксирует зону своих приоритетных интересов. Автор считает, что после 1990 х годов – периода открытого доминирования Соединенных Штатов в мировой экономике и мировой политике – наблюдается эрозия положения США как единственной сверхдержавы. На этом фоне среди важнейших, центральных интересов России оказывается обеспечение высоких темпов роста национальной экономики, прежде всего за счет радикального изменения ее структуры в пользу развития наукоемкой, высокотехнологической промышленности. Исследователь делает вывод, что роль России в глобальной экономике, в органах “глобального управления”, начиная с “Группы двадцати”, в среднесрочной и долгосрочной перспективе в значительной мере будет определяться степенью успеха по развитию реинтеграционных процессов в рамках СНГ.

Ключевые слова
мировая политика; мировая экономика; макроструктурные изменения; Россия; Китай; Индия; США.


Содержание номера № 4, 2014

Возможно, Вас заинтересуют:


Алексеева Т. А.,
Мировая политика как прикладное знание. – Полис. Политические исследования. 2010. №3

Хатунцев С. В.,
Запад и “Евразийская квадрига” (Россия, Китай, Индия, Иран). – Полис. Политические исследования. 2015. №6

Чугров С. В.,
Журналу «Вестник МГУ. Серия 25. Международные отношения и мировая политика» пять лет . – Полис. Политические исследования. 2014. №5

Третьяков В. Т.,
США и Россия при Трампе и Путине: друг против друга, врозь или вместе?. – Полис. Политические исследования. 2017. №6

Лурье С. В., Казарян Л. Г.,
Мировая политика и ее прогностические индикаторы. – Полис. Политические исследования. 2012. №2



Комментарии к этой странице:

 

Рекомендуем статью

   

Рекомендуем статью



Полис. Политические исследования
№ 3 2005


Шестопал Е. Б.
Новые тенденции восприятия власти в России

 Текст статьи
 

Архив номеров

   2018      2017      2016   
   2015      2014      2013      2012      2011   
   2010      2009      2008      2007      2006   
   2005      2004      2003      2002      2001   
   2000      1999      1998      1997      1996   
   1995      1994      1993      1992      1991