Япония и Россия в объятиях пространства и времени


Мещеряков А. Н.,

Доктор исторических наук, профессор РГГУ и РАНХиГС, meshtorop@yahoo.com



DOI: 10.17976/jpps/2016.03.13
Правильная ссылка на статью:

Мещеряков А. Н. Япония и Россия в объятиях пространства и времени. – Полис. Политические исследования. 2016. № 3. С. 160-172. https://doi.org/10.17976/jpps/2016.03.13


Аннотация

Энциклопедист-японовед размышляет над монографией “Российско- японские отношения в формате параллельной истории”, подытожившей итоги трехлетней работы интернациональной команды под руководством академика Анатолия Торкунова и профессора Иокибэ Макото по проекту параллельной истории России и Японии. Автор демонстрирует, что российско-японские отношения развивались не сами по себе, но были продуктом общеисторической траектории развития. В начале модернизационного процесса (вторая половина XIX в.) обе страны принадлежали к группе стран “догоняющего развития”. В ходе модернизации картина мира оказалась радикально пересмотрена как в Японии, так и в России. Это видно по изменившейся концепции хронотопа. В Японии начало процесса по пересмотру хронотопа датируется периодом Мэйдзи, в России наиболее ощутимые сдвиги происходят в ходе второй революции 1917 г.: время “до революции” объявлялось ущербным, послереволюционное время считалось началом “новой эры”. Однако несмотря на полную смену правящей элиты представления о государственном пространстве не претерпели кардинальных изменений. После исканий первых послереволюционных лет забота о “собирании земель” и территориальном расширении (как в форме прямого присоединения, так и в форме создания буферных зон) снова сделалась одним из главных приоритетов советского государства. Что касается Японии, то реформы объявлялись там возвратом к идеальным нормам древности. Пространственная концепция была пересмотрена: вместо прежнего замкнутого государственного пространства приходит идея пространства расширяющегося. Как в Японии, так и в СССР руководство ставило утопические цели, что приводило к доминированию силовых методов в политике, примату метафорического (поэтического) языка описания, дефициту прагматики, понижению компетентности и эффективности принимаемых решений. Обе страны позиционировали себя как носителей “света”, который следовало транслировать вовне с привлечением силовых методов. В связи с этим метафоре “борьбы” принадлежало выдающееся место в языковой картине мира. Характерной чертой политической культуры двух стран являлась антропоморфизация государства. В Японии она приняла форму кокутай (“тело нации”). В СССР государство репрезентировалось через фигуру Сталина. В обеих странах государству приписывались человеческие эмоции. Одной из главных из них была “обида” по отношению к внешнему миру. 

Ключевые слова
Россия (СССР); Япония; параллельная история; двусторонние отношения; хронотоп; антропоморфизация государства; метафора “света”; метафора “борьбы”.


Список литературы

Мещеряков А.Н. 2006. Император Мэйдзи и его Япония. М.: Наталис – Рипол классик. 735 с.

Мещеряков А.Н. 2009. Быть японцем. История, поэтика и сценография японского тоталитаризма. М.: Наталис. 591 с.

Мещеряков А.Н. 2014a. Стать японцем. Топография тела и его приключения. М.: Наталис. 431 с.

Мещеряков А.Н. 2014b. Terra Nipponica: среда обитания и среда воображения. М.: Дело. 423 с.

Окагами. Великое зерцало. 2000. Пер. Е. Дьяконовой. СПб.: Гиперион. 285 с.

Ито Н. 2004. Эйга-ни эгакарэта дзэнсэн то дзюго [Фронт и тыл в изображении кино]. – Дайниппонкоку-но хакай [Крушение Великой Японии]. Под ред. Ямамуро Кэнтоку. Серия “Нихон-но дзидайси”. Токио: Ёсикава кобункан. Т. 25. 268 с. (на яп. языке).

Мори К. 1941. Дайниппон сётёку цукай [Полностью комментированные импера­торские указы великой Японии]. Токио: Рюгинся. 1018 с. (на яп. языке).

Нисикава Дз. 1988. Нихон суйдо ко. Суйдо кайбэн. Каи цусёко [Размышления о водах и землях. К пониманию вод и земель. Размышления о торговле между культурным центром и варварами]. Токио: Иванами сётэн. 196 с. (на яп. языке).

Российско-японские отношения в формате параллельной истории. 2015. Под общ. ред. акад. А.В. Торкунова и проф. М. Иокибэ. М.: МГИМО–Университет. 1024 с.

    

Содержание номера № 3, 2016

Возможно, Вас заинтересуют:


Печерская Н. В.,
Знать или называть: метафора как когнитивный ресурс социального знания. – Полис. Политические исследования. 2004. №2

Нежданов Д. В., Русакова О. Ф.,
«Политический рынок» как системообразующая метафора современного политологического дискурса. – Полис. Политические исследования. 2011. №4


ВИРТУАЛЬНАЯ МАСТЕРСКАЯ: МЕТАФОРА В СОВРЕМЕННОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ. – Полис. Политические исследования. 2006. №5

Соловьев А. И.,
Трансъячеистые структуры как форма строения и источник саморазвития государства. – Полис. Политические исследования. 2006. №6

Круглый стол журнала «ПОЛИС» , Стрельцов Д. В., Чугров С. В., Карелова Л. Б., Ознобищев С. К.,
Россия и Япония. Часть II. Взгляд из России. – Полис. Политические исследования. 2014. №1


полная версия страницы