Manuscripts Don’t Burn! Introduction to the Rubric “Symbolic Politics”




For citation:

Editorial Introduction Manuscripts Don’t Burn! Introduction to the Rubric “Symbolic Politics”. – Polis. Political Studies. 2015. No 4. P. 9-11 (In Russ.)


противопоставлений, задающих границы теоретических “лагерей” в социальных науках. Они пробовали взглянуть на взаимосвязи между общественным сознанием и поведением, не устанавливая жестких границ между субъектом и объектом, индивидуальным и коллективным, материальным и идеальным и не отдавая предпочтения “объективным” методам, основанным на стандартизированном наблюдении, перед неизбежным “субъективизмом” интерпретативных подходов.

Насколько эти попытки оказались успешными – предмет отдельного разговора. Однако несомненным достоинством категорий, явившихся их теоретическим наследием, можно считать отсутствие “встроенной” оптики, побуждающей рассматривать взаимосвязи между социальной реальностью и ее отражением в сознании, индивидом и группой, структурами и агентами, априори задавая причинно-следственные векторы от материального к идеальному. Это делает “символическую политику” удобной зонтичной категорией, позволяющей исследовать под разными углами широкий спектр явлений и процессов, связанных с производством и обращением смыслов.

Отцом-основателем изучения символических аспектов политики по праву считается американский политолог Мюррей Эдельман, который попытался объяснить существенный разрыв между теоретическими предположениями относительно функционирования политических институтов и тем, как они работают в действительности, выявленный к тому времени эмпирическими исследованиями его коллег, анализируя смыслы, которые привычно вкладываются в те или иные политические действия, роли и институты. Его книги “Символическое использование политики” (1964 г.) и “Политика как символическое действие” (1971 г.) были первой попыткой построения теории, анализирующей символическую составляющую политических действий и объясняющую ее эффекты (хотя, безусловно, далеко не первым опытом исследования взаимосвязей между политическим поведением и “тем, что находится в головах”).

Подход, предложенный Эдельманом, не породил научной школы. Тем не менее к настоящему времени существует солидное количество исследований, посвященных изучению символической составляющей политики, понятийный аппарат и методологический арсенал которых отличается заметным разнообразием. Следует отметить, что российские исследователи вносят заметную лепту в этот прирастающий корпус текстов. Прилагательное “символический” широко применяется для описания политических явлений: исследователи рассуждают о “символическом использовании политики и “политике как символическом действии”, “символической власти” и “символическом капитале”, “символической политике”, “символической деятельности как основе авторитета”, “символическом соперничестве”, “символических конфликтах”, а также о “символизме политики” и “символах в политике”. На наш взгляд, это дает основание говорить о формирующемся исследовательском поле, границы которого пока остаются зыбкими (не в последнюю очередь из-за неизбежных вариаций интерпретации обеих частей определяющей его формулы – “символического” и “политики”).

Термин “символическая политика” может рассматриваться как зонтичная категория, помогающая увидеть связи между явлениями, изучаемыми в настоящее время под разными “рубриками” и описываемыми с помощью понятий дискурсы, идеологии, идеи, представления, образы, мифы, фреймы, нарративы, собственно символы (в более узком значении знака или изображения, условно “воплощающего” некие явления или идеи) и др. Исследование символической составляющей политики может опираться на эмпирические данные, требующие разных методов анализа. Весьма популярным является изучение политической риторики, основанное на всевозможных методах исследования текстов (контент-анализ, дискурс-анализ, интент-анализ и т.п.) и анализ репрезентаций политических объектов в СМИ (в том числе и с применением визуальных методов). Некоторые работы нацелены на реконструкцию символических “импульсов” политических институтов; при этом используются различные теоретические парадигмы, от структурного функционализма и рационального выбора до социального конструктивизма и неоинституционализма (разумеется, здесь возможны различные комбинации). Наконец, важной составляющей политико-символического анализа является изучение социально-разделяемых представлений, связанное с интерпретацией данных опросов, глубинных интервью, фокус-групп, контента социальных сетей и т.п. Таким образом, исследования символической политики – поле, на котором необходимо сотрудничество специалистов по политической лингвистике, дискурс-анализу, визуальным методам, исследованиям политических институтов и коммуникаций, а также социологов, изучающих общественное мнение. Продолжающееся издание ИНИОН РАН, сборник научных трудов “Символическая политика”, призвано способствовать “визуализации” этого исследовательского поля и прояснению его контуров.

К настоящему времени вышли два выпуска с основными темами “Конструирование представлений о прошлом как властный ресурс” (2012 г.) и “Споры о прошлом как проектирование будущего” (2014 г.) и подготовлен третий, основная тема которого – “Политические функции мифа”.

Выпуск, как обычно, будет открывать рубрика “Символическая политика как предмет изучения: Теоретические и методологические проблемы”, в которой представлены статьи С.П. Поцелуева, В.Н. Ефремовой и Д.Е. Москвина. Статья известного ростовского политолога С.П. Поцелуева представлена в настоящей книжке журнала “Полис. Политические исследования”. В ней на материале Веймарской Германии и современной России рассматривается феномен символической партийности, связанный с символической идентификацией субкультур, противостоящих друг другу в сегментированных и фрагментированных политических культурах. В качестве их разграничителей выступают не столько партийные билеты и идеологические доктрины, сколько символы, выражающие специфические “моральные фреймы” политических идеологий. Избранный ракурс анализа позволяет автору выделить целый ряд проблем, присущих обществам с сегментированными культурами.

Статья научного сотрудника ИНИОН РАН В.Н. Ефремовой посвящена проблемам концептуализации символической политики: отталкиваясь от различных интерпретаций понятия “символ”, она выделяет разные подходы к пониманию символических аспектов политики и анализирует их эвристические возможности. Д.Е. Москвин оценивает перспективы формирования нового коллективного субъекта – глобального зрителя. Екатеринбургский политолог рассматривает особенности поведенческих паттернов глобальной зрительской аудитории и анализирует связанные с ними изменения в практике политических коммуникаций, в частности – визуализацию непубличного в жизни политических лидеров и правящего класса.

Рубрика “Политические функции мифа” открывается статьей политического психолога Т.В. Евгеньевой. Автор статьи полагает, что понятие “мифа” было в большей мере востребовано в политике ХХ века. Сегодня, в результате распада соетского мифа и постепенного размывания американского, в отличие от политики ХХ века, по мнению автора, следует говорить об отдельных мифологических образах и символах, сохранившихся от ушедших мифов или сконструированных недавно для конкретных политических целей. Петербургский политический философ К.Ф. Завершинский задается вопросами: почему и как мифический нарратив способен вступать в симбиоз с современными рационалистическими политическими нарративами и каким образом происходит такое взаимодействие? В статье О.В. Рябова представлены результаты исследования практики использования мифологии “России-матушки” для легитимации присоединения Крыма к Российской Федерации. Профессор Саратовского университета Н.И. Шестов выявляет мифологические основания теоретических дискуссий о справедливости в современной западной политической философии и предлагает переориентировать академический дискурс так, чтобы он учитывал органическую связь генезиса представлений об этой ценности со структурами социальной мифологии.

В рубрике “Перечитывая классику” представлены рефераты книг Д.А. Кертцера “Ритуал, политика и власть” (1988 г.) и Э.Д. Смита “Мифы и память нации” (1999 г.).

Под шапкой “Политика как производство смыслов” результаты исследования различных аспектов политики идентичности и политики памяти представят новосибирские исследователи Д.В. Березняков и С.В. Козлов, пермский политолог В.Д. Бедерсон, профессор ЕУСПб и ЦЕУ А.И. Миллер, научный сотрудник ИНИОН РАН Е.В. Пинюгина. В рубрике “Языки политики” выступят старший научный сотрудник отдела культурологии РАН К.В. Душенко, политические лингвисты из Санкт-Петербурга А.В. Корниенко и М.В. Гаврилова. В рубрике “С книжной полки” представлены рецензии О.Ю. Малиновой на русский перевод книги немецкого социолога и культуролога А. Ассман “Длинная тень прошлого: Мемориальная культура и историческая политика” (2014 г.) и казанского политического лингвиста Н.М. Мухарямова на монографию профессора-слависта из Университета Флориды Майкла Горэма “После новояза. Культура языка и политика в России от Горбачёва до Путина” (2014 г.), а также реферат В.Н. Ефремовой и Э.Р. Салахетдинова на книгу Лайзы Уэдин “Неоднозначное доминирование: Политика, риторика и символы в современной Сирии” (1999 г.).

Четвертый выпуск “Символической политики” планируется посвятить социальному конструированию пространства. Будут в нем, как обычно, и статьи, рассматривающие теоретические и методологические проблемы данного предметного поля, проблемы изучения политики прошлого, политического языка и визуализации политики, рефераты работ классиков, результаты исследований “работы” символов и идей в различных контекстах. В состав редколлегии “Символической политики” входят О.Ю. Малинова (главный редактор), Д.В. Ефременко, В.Н. Ефремова (ответственный секретарь), М.В. Ильин, Е.Ю. Мелешкина, Ю.С. Пивоваров, С.П. Поцелуев, И.С. Семененко, Л.А. Фадеева. В издании принимают участие авторы из Москвы, Санкт-Петербурга, Ростова-на-Дону, Перми, Екатеринбурга, Томска, Казани, Новосибирска, Петрозаводска, Иваново, Уппсалы, Манчестера, Йеля и др., что позволяет надеяться на формирование вокруг него межрегионального и даже международного сообщества исследователей предметного поля символической политики.


Content No 4, 2015

See also:


Malinova O.Yu.,
Myth as a Category of Symbolic Politics: Analysis of Theoretical Junctions. – Polis. Political Studies. 2015. No4

Potseluyev S.P.,
Symbolic Party as Cultural and Political Phenomenon: German Experience in Russian Perspective. – Polis. Political Studies. 2015. No4

Bereznyakov D.V., Kozlov S.V.,
Symbolic Politics in Post-Soviet Ukraine: Construction of the Legitimizing Narrative. – Polis. Political Studies. 2015. No4

Rozov N.S.,
Jointly Divided Power and the Conditions of Democracy in Russia in the Making Stage by Stage. – Polis. Political Studies. 2008. No5


DOSSIER: SOCIAL PROTECTION. – Polis. Political Studies. 1991. No6

 

   

Introducing an article



Polis. Political Studies
2 2015


Vasileva V.M., Vorobyev A.N.
Corruption Markets

 The article text
 

Archive

   2019      2018      2017      2016   
   2015      2014      2013      2012      2011   
   2010      2009      2008      2007      2006   
   2005      2004      2003      2002      2001   
   2000      1999      1998      1997      1996   
   1995      1994      1993      1992      1991