Нормативная сила:
теория и современная практика России и ЕС


Павлова Е. Б.,

доцент, Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург, старший научный сотрудник Университета Тарту, Тарту (Эстония), e.pavlova@spbu.ru

elibrary_id: 402845 |

Романова Т. А.,

доцент, Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург, t.romanova@spbu.ru

elibrary_id: 200093 |


DOI: 10.17976/jpps/2017.01.14
Рубрика: Orbis Terrarum

Правильная ссылка на статью:

Павлова Е. Б., Романова Т. А. Нормативная сила: теория и современная практика России и ЕС. – Полис. Политические исследования. 2017. № 1. С. 162-176. https://doi.org/10.17976/jpps/2017.01.14


Аннотация

Цель статьи – разграничить понятия нормативная сила (НС) и мягкая сила (МС) и через данную призму показать развитие отношений России и Европейского союза. В теоретической части, отталкиваясь от конструктивистского подхода, авторы различают указанные понятия на основе их взаимоотношений с Другим и приводят три положения. Первое: МС – это инструмент внешней политики, сознательного манипулирования Другим, а НС – дискурсивная практика идентичности, которая не может использоваться инструментально, ее цель – распространение норм. Второе: МС сохраняет дистанцию между агентом и реципиентом, тогда как НС предполагает возможность ее преодоления, включение Другого. Для этого могут использоваться как территориальные, так и темпоральные критерии. Третье: закат НС связан с ее успехом, переосмыслением норм, а также расширением ее агентов за счет включения Других, т.е. реципиентов, тогда как потенциал и длительность МС определяются, главным образом, ее агентом. В эмпирической части прослеживаются вехи становления НС Евросоюза и возникшие в последнее время проблемы: новый виток обсуждения ценностей, увеличение агентов НС Европы за счет новых стран-членов. Авторы также рассматривают диалектику отношений России и Евросоюза через различия НС и МС. Продемонстрировано, что Брюссель эволюционировал в этих отношениях от НС начала 1990-х годов к МС на нынешнем этапе. Москва, в свою очередь, двигалась от восприятия НС Евросоюза как реципиент к требованиям признать ее в качестве агента НС. Показано, что это включение произошло для России, но не для ЕС, что порождает ожесточенные споры. Наконец, авторы обращаются к причинам неспособности России сформировать свою НС, среди которых акцент на деидеологизации отношений, на инструментализацию ресурсов, а также существование в идейно-нормативном поле Европы. Все это позволяет России успешно применять МС, но мешает появлению НС, в рамках которой Россия могла бы выступать в качестве основного агента. В современном мире, однако, НС является одним из важнейших элементов для признания актора международных отношений центром силы. 

Ключевые слова
нормативная сила; мягкая сила; Другой; инклюзивность; идентичность; темпоральность; Европейский союз; Россия; конструктивизм.


Список литературы

Най Дж. 2006. Гибкая власть. Как добиться успеха в мировой политике. М.: Тренд. 224 с.

Павлова Е.Б. 2014. Концепция нормативной силы: случай Латинской Америки. – Политэкс. Т. 10. № 1. С. 94‑112.

Павлова Е.Б. 2016. Концепция “Жить хорошо” в Боливии и Эквадоре: расцвет и упадок нормативной силы. – Латинская Америка. № 3. С. 22‑31.

Романова Т.А., Павлова Е.Б. 2013. Россия и страны Евросоюза: Партнерство для модернизации. – Мировая экономика и международные отношения. № 8. С. 54‑61.

Bially Mattern J. 2005. Why ‘Soft Power’ Isn’t So Soft: Representational Force and the Sociolinguistic Construction of Attraction in World Politics. – Millennium – Journal of International Studies. No. 33. P. 583‑612. DOI: http://doi.org/10.1177/03058298050330031601

De Zutter E. 2010. Normative Power Spotting: an Ontological and Methodological Appraisal. – Journal of European Public Policy. Vol. 17. Is. 8. P. 1106‑1127. DOI: http://doi.org/10.1080/13501763.2010.513554

Diez T. 2005. Constructing the Self and Changing Others: Reconsidering `Normative Power Europe’. – Millennium – Journal of International Studies. Vol. 33. No. 3. P. 613‑636. DOI: http://doi.org/10.1177/03058298050330031701

Diez T., Manners I. 2007. Reflecting on Normative Power Europe. – Power in World Politics. Ed. by Berenskoetter F., Williams M.J. L.: Routledge. P. 173‑188.

Duchêne F. 1972. Europe’s Role in World Peace. – Europe Tomorrow. 16 Europeans Look Ahead. Ed. by Fontane H.R. L: Fontana. P. 32‑37.

Feklyunina V. 2015. Soft Power and Identity: Russia, Ukraine and the Russian World(s)’. – European Journal of International Relations. P. 1‑24. DOI: http://doi.org/10.1177/1354066115601200

Gordon N., Pardo S. 2015. Normative Power Europe and the Power of the Local. – Journal of Common Market Studies. Vol. 53. Is. 2. P. 416‑427. DOI: http://doi.org/10.1111/jcms.12162

Hayden C. 2012. The Rhetoric of Soft Power: Public Diplomacy in Global Contexts. Lanham, MD: Lexington Books. 300 p.

Kavalski E. 2013. The Struggle for Recognition of Normative Powers: Normative Power Europe and Normative Power China in Context. – Cooperation and Conflict. Vol. 48. No. 2. P. 247‑267. DOI: http://doi.org/10.1177/0010836713485386

Langan M. 2012. Normative Power Europe and the Moral Economy of Africa–EU Ties: A Conceptual Reorientation of ‘Normative Power’. – New Political Economy. Vol. 17. Is. 3. P. 243‑270. DOI: http://doi.org/10.1080/13563467.2011.562975

Linden Consulting Group. 2000. An Evaluation of the TACIS Country Programme in Russia. Final Synthesis Report. January. URL: http://ec.europa.eu/europeaid/how/evalua­tion/evaluation_reports/reports/tacis/951500_synth_en.pdf (accessed 21.10.2016).

Manners I. 2002. Normative Power Europe: A Contradiction in Terms? – Journal of Common Market Studies. Vol. 40. Is. 2. P. 235‑258. DOI: http://doi.org/10.1111/1468‑5965.00353

Morozov V. 2015. Russia’s Postcolonial Identity A Subaltern Empire in a Eurocentric World. Basingstoke: Palgrave Macmillan. 209 p. DOI: https:/doi.org/10.1057/9781137409300

Pace M. 2007. The Construction of EU Normative Power. – Journal of Common Market Studies. Vol. 45. Is. 5. P. 1041‑1064. DOI: http://doi.org/10.1111/j.1468‑5965.2007.00759.x

Patomäki H. 2010. Is a Global Identity Possible? The Relevance of Big History to Self-other Relations. – Refugee Watch. Vol. 36. No. 13. P. 53‑77.

Postel-Vinay K. 2008. The Historicity of European Normative Power. – EU Foreign Policy in a Globalized World. Ed. by Laidi Z. L. N.Y.: Routledge. P. 38‑48.

Prozorov S. 2011. The Other as Past and Present: Beyond the Logic of ‘Temporal Othering’ in IR Theory. – Review of International Studies. Vol. 37. Is. 3. P. 1273‑1274. DOI: http://dx.doi.org/10.1017/S0260210510000586

Romanova T. 2016. Russian Challenge to the EU’s Normative Power? Change and Continuity. – Europe-Asia Studies. Vol. 68. Is. 3. DOI: http://dx.doi.org/10.1080/09668136.2016.1155696

Roselle L., Miskimmon A., O’Loughlin B. 2014. Strategic Narrative: A New Means to Understand Soft Power. – Media, War and Conflict. Vol. 7. No. 1. P. 70‑84. DOI: http://dx.doi.org/10.1177/1750635213516696

Rumelili B. 2004. Constructing Identity and Relating to Difference: Understanding EU’s Mode of Differentiation. – Review of International Studies. Vol. 30. Is. 1. P. 27‑47. DOI: http://dx.doi.org/10.1017/S0260210504005819

Sakwa R. 2011. Russia and Europe: Whose Society? – Journal of European Integration. Vol. 33. Is. 2. 197‑214. DOI: http://dx.doi.org/10.1080/07036337.2011.543526

Sikkink K. 2011. The Justice Cascade: How Human Rights Prosecutions Are Changing World Politics. New York: W. W. Norton & Company. 342 p.

Solomon T. 2014. The Affective Underpinnings of Soft Power. – European Journal of International Relations. Vol. 20. No. 3. P. 720‑741. DOI: http://dx.doi.org/10.1177/1354066113503479

Wæver O. 1998. Insecurity, Security and Asecurity in the West European Non-war Community. – Security Communities. Ed. by Adler E., Barnett M. Cambridge: Cambridge University Press. P. 69‑118.

Youngs R. 2004. Normative Dynamics and Strategic Interests in the EU`s External

Identity. – Journal of Common Market Studies. Vol. 42. No. 2. 415‑435. DOI: http://dx.doi.org/10.1111/j.1468‑5965.2004.00494.x

Содержание номера № 1, 2017

Возможно, Вас заинтересуют:


Андреев А. Л.,
“Мягкая сила”: аранжировка смыслов в российском исполнении. – Полис. Политические исследования. 2016. №5

Лю Ц. ,
«Мягкая сила» в стратегии развития Китая. – Полис. Политические исследования. 2009. №4

Костырев А. Г.,
Разумная сила, общественная дипломатия и социальные сети как факторы международной политики . – Полис. Политические исследования. 2013. №2

Стрежнева М. В.,
Методологические аспекты в изучении внешней политики и глобальной роли Европейского союза. – Полис. Политические исследования. 2017. №6

Сморгунов Л. В.,
Политическая идентичность и понятие политического. – Полис. Политические исследования. 2012. №6



Комментарии к этой странице:

 

Рекомендуем статью

   

Рекомендуем статью



Полис. Политические исследования
5 2012


Алексеева Т. А.
Стратегическая культура: эволюция концепции

 Текст статьи
 

Архив номеров

   2019      2018      2017      2016   
   2015      2014      2013      2012      2011   
   2010      2009      2008      2007      2006   
   2005      2004      2003      2002      2001   
   2000      1999      1998      1997      1996   
   1995      1994      1993      1992      1991